04:09 Вторник, 16 Июля 2019
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Ярославль в Смутное время

4 Июля 2012
Наша газета достаточно подробно освещала прошедшую в Ярославле международную научную конференцию «Смутное время в России в начале ХVII века: поиски выхода», представив разные точки зрения на значимые исторические процессы. Сегодня о роли Ярославля в непростые для русской истории годы Смуты рассказывает доктор исторических наук, профессор Демидовского университета Виктория МАРАСАНОВА.


В наши дни Ярославль заявляет о себе как о столице Золотого кольца России, а герб города венчает шапка Мономаха – память о суровых испытаниях 1612 года. Этот период, когда власть часто переходила в руки самозванцев и иностранцев, отличало крайне редкое для нашей истории перемещение инициативы от столицы и верховных правителей к регионам и местным лидерам, даже к людям из народа. Так можно ли считать наш город временной (чрезвычайной) столицей, когда Москва была в руках неприятеля, а в Ярославле находилось ополчение Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского? Да, и причины следующие.

Совет всея Руси
Во­-первых. Традиции защиты государства. Ярославль в годы Смуты проявил себя первоначально как региональный (1608 – 1609 гг.), а затем как общероссийский центр освободительного движения (1612 г.). В октябре 1608 года Ярославль попал под власть «тушинцев», но уже 12 декабря в городе произошло восстание против вновь прибывшего польского отряда Александра Лисовского – «лисовчиков», которое было жестоко подавлено. 8 апреля 1609 года Ярославль был освобожден от неприятеля ополчением под командованием воеводы Никиты Вышеславцева. В апрелемае 1609 г. за город шли ожесточенные бои, но отряды «тушинцев» и интервентов не смогли захватить его.
Во-­вторых. Экономические возможности. Несмотря на причиненный ущерб, Ярославль в это время оставался одним из важнейших центров внутренней и, что особенно важно, внешней торговли, он стоял на пересечении торговых маршрутов между Москвой и Архангельском, на пути в Сибирь, от него шел речной путь по Волге на Каспий и в страны Азии. В то время практически один Ярославль активно осуществлял внешнюю торговлю с Западом. Ярославским земским старостой являлся состоятельный купец Епифаний Андреевич Светешников (Надея).
В-третьих. Собирание сил произошло в Ярославле. Осенью 1611 г. в Нижнем Новгороде земский староста купец Кузьма Минин выступил с инициативой создания второго земского ополчения. Военным руководителем ополчения стал князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Ополчение в составе трех тысяч человек двинулось из Нижнего Новгорода к Москве 23 февраля 1612 г. Но шло оно не по прямой дороге, а вверх по Волге до Ярославля, где оставалось более четырех месяцев, с конца марта до конца июля 1612 г. Земское ополчение задержалось в Ярославле надол­
го. Для штурма Москвы надо было собрать войско и казну, а также создать «Совет всея земли» для управления делами. Как сообщал «Новый летописец», «в Ярославль начаша приезжать многие ратные люди и из многих градов». В Ярославле ополчение пополнилось силами из Вологды, Романова, Углича, Твери, Кашина, Торжка, Суздаля и других городов.
В-четвертых. Создание временного правительства и управление освобожденными территориями. В период нахождения ополчения в Ярославле высшая власть была у «Совета всея Земли». Князь Пожарский разослал грамоты по русским городам с предложением прислать в Ярославль «изо всех чинов людей человека по два» для участия в «Совете всея Земли». Этот совет был создан 1 апреля. Он управлял освобожденными от интервентов территориями и выполнял функции временного земского правительства. В «Совете всея земли» участвовали князья, духовенство, служилые дворяне, приборные люди, горожане, черносошные и дворцовые крестьяне.
В Ярославле были восстановлены основные органы центрального управления – приказы: Разрядный, Поместный, Дворцовый, Сибирский, Посольский, приказ Казанского двора, что позволило осуществить управление освобожденными от интервентов землями. Кузьма Минин в основном занимался финансами и снабжением ополчения, а князь Пожарский обучал войска.
Совет решал задачи назначения воевод и дьяков в разные города (это уже восстановление законной власти на местах), занимался приемом ратных людей на службу и раздачей им жалованья. В Углич, Переславль­-Залесский, Ростов, на Белоозеро, во Владимир и Тверь были отправлены воеводы с дьяками. Так, 14 апреля 1612 г. князь Дмитрий Пожарский отправил грамоту белозерскому воеводе Чепчугову о назначении к нему в товарищи дьяка Богдана Ильина.
Таким образом, в Ярославле были восстановлены все уровни власти для значительной территории страны.

От Сергия Радонежского к Иринарху Затворнику
Духовным наставником ополчения стал преподобный Иринарх Затворник, благословивший Минина и Пожарского на штурм Москвы. В затворе – тесной келье – Иринарх провел 30 лет и постоянно носил тяжелые «труды»вериги. Своим покаянием и служением св. Иринарх помогал православным людям перенести и преодолеть Смуту. В 1610 г. старец посылал просфору и крест Михаилу Васильевичу СкопинуШуйскому. В 1612 г. в его келью за благословением приходили Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин и получили от него предсказание скорой победы. Духовный подвиг Иринарха Затворника можно сравнивать с ролью другого святого, родившегося на Ярославской земле – Сергия Радонежского, благословившего на Куликовскую битву с монголами князя Дмитрия Донского. С памятью святого Иринарха связаны уже ставшие традиционными всероссийские Иринарховские чтения, а также источник у села Кондаково, к которому вновь проводятся крестные ходы.
В-пятых. Дипломатические функции. В период ярославского стояния начали восстанавливаться дипломатические связи с другими государствами. Из Ярославля были отправлены посланники в Швецию и Австрию. Их целью было добиться от шведов невмешательства в военные действия против России, а Австрию рассматривали как возможного посредника в переговорах с Речью Посполитой. Грамоту в Вену повез Еремей Еремеев. В качестве послов из Ярославля в Новгород для выяснения планов шведов отправили Степана Татищева, а затем Перфилия Секирина. Князь Дмитрий Пожарский получил в Ярославле предложение француза Жака Маржарета о совместных действиях против интервентов. Однако Пожарский решил отказать ему, поскольку Маржарет, служивший некоторое время в русском войске, затем перешел на сторону Лжедмитрия.
В-шестых. Своя монета. Одной из важнейших акций, говорившей о Ярославле как о временной столице, стало создание Денежного двора, где чеканилась серебряная монета: на ней под изображением всадника значились буквы «ЯР/с» и имя Федора Иоанновича – последнего законного царя перед Смутой. Регулярный выпуск монеты стал надежным источником выплаты жалованья ополченцам и приносил постоянный доход в казну. Денежный двор в Ярославле продолжил работу и после ухода ополчения на Москву. Богатые ярославские купцы Епифаний Светешников (Надея), Григорий Никитников, Михаил Гурьев, Василий Лыткин вносили крупные средства в казну ополчения. Пополняли ее и доходы в виде таможенных пошлин от иноземной торговли, получаемые в серебряных талерах, и сборы «пятой деньги с пожитков и промыслов» ярославцев.
В-седьмых. Символика. В Ярославле второе ополчение учредило свой символ – льва. Большая земская печать изображала «двух львов стоячих», а меньшая – «льва одинокого». Новая символика была необходима ополчению для того, чтобы отличаться от самозванцев, использовавших двуглавого орла – старый герб московских царей. Сохранились также изображения знамен князя Дмитрия Пожарского.

Угрозы и враги
Собирание сил было делом трудным, и несколько раз дело спасения Российского государства оказывалось под угрозой. В мае 1612 г. в Ярославле изза скученности народа началась страшная эпидемия, как сообщают источники, «моровой язвы». Ее жертвами стали тысячи людей, и особенно ужасающие масштабы эпидемия приняла с 15 мая. Мертвых уже не успевали хоронить, что создавало реальную угрозу гибели и населению города, и находившимся здесь войскам. Некоторые дворяне разъезжались по своим имениям, Ярославлю грозило запустение, а ополчению – полный распад. Руководителями ополчения были предприняты экстраординарные меры: никого не пропускали через городские заставы, пытались не допустить паники и бегства ополченцев. Эпидемия прекратилась только после крестного хода 24 мая и сооружения деревянного Спасо-Пробоинского храма с чудотворной иконой Спаса Нерукотворного. Этот образ смог пережить все пожары XVII в. и был особенно почитаем ярославцами. В конце XVII в. на месте деревянного храма был сооружен каменный СпасоПробоинский храм, и в дореволюционный период ежегодно 24 мая проводились крестные ходы с иконами Спаса Неруко­творного, Толгской Богоматери и Смоленской Богоматери.
Летом 1612 г. стоявшие под Москвой князь Дмитрий Трубецкой и атаман Иван Заруцкий усиленно звали ополчение выступить к столице. 28 июля 1612 г. в ярославском Успенском соборе ростовским митрополитом Кириллом был отслужен последний молебен для ополчения, и оно отправилось освобождать Москву.
Достойно выполнил роль столицы
За время нахождения в Ярославле ополчение превратилось в общерусскую военную силу. Именно здесь были подготовлены условия для будущей победы. За время пребывания в городе ополчение увеличилось с 3 до 20 тысяч человек. Ярославцы внесли весомый вклад в организацию и материальное обеспечение многочисленного войска. В трудное для страны время Ярославль достойно выполнил роль временной столицы Российского государства. От вражеских отрядов были очищены северные районы страны, и на освобожденных территориях началось восстановление легитимных органов государственной власти.

Автор: Ольга Скробина

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Из истории  Сладкая жизнь купцов Кузнецовых 18.07.2012 Ярославцы издавна были неравнодушы к сладостям и, по свидетельству Владимира Даля, прослыли на Руси «конфетчиками». Неудивительно, что одним из самых знаменитых предприятий города долгое время являлась кондитерская фабрика. В нынешнем году нашей «кондитерке» исполнилось бы ровно сто лет. Открытая в 1902 году ярославским купцом Василием Кузнецовым, она получила звучное имя «Бельфор» и уверенно заняла лидирующие позиции в «сладком» бизнесе. Из истории  На страже Ярославля 05.10.2010 В преддверии долгожданного юбилея фасады многих ярославских зданий заметно помолодели, привлекая не только взгляды туристов, но и внимание ярославцев, давно привыкших к родному городу. Похорошела к празднику и древняя Знаменская башня. Красуясь на площади Волкова в окружении неоновых огней, она остается хранительницей городских легенд и преданий, а ее горделивый силуэт давно стал одним из самых узнаваемых символов Ярославля.
Подписка онлайн.

Вы можете оформить подписку на печатную газету «Городские новости» прямо на сайте.

Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: