11:11 Понедельник, 9 Декабря 2019
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Родственница Ленина и Достоевского

15 Мая 2019
Лариса Дмитриевна Ленина носит фамилию, хорошо известную жителям нашей страны, но родственницей Владимира Ульянова Лариса Дмитриевна не является. Зато ее муж - прямой потомок Достоевских - великого писателя и его брата, чья работа определила облик Ярославля. Всю свою жизнь Лариса Дмитриевна посвятила генеалогии этих двух фамилий. Большую помощь в изучении биографии Ф.М. Достоевского она оказывает библиотеке его имени, где и прошла наша беседа.

Основательный архитектор

– Лариса Дмитриевна, известно, что младший брат Федора Михайловича Достоевского Андрей Михайлович большую часть жизни провел в Ярославле. Насколько его труд строительного инженера и архитектора определил облик нашего города?

– Во второй половине девятнадцатого века, когда Андрей Михайлович трудился в Ярославле, Россия переживала промышленный подъем. Как всегда, в подобные исторические периоды общество готово идти на какие-то уступки архитектурным изыскам: востребованными становятся в первую очередь экономичные инженерные решения.
В разговорах о том времени я часто слышу, что Андрей Михайлович не создал собственной архитектурной школы, что его проекты по большей части сугубо утилитарны. На что всегда отвечаю: он был в первую очередь инженером. Блестящим инженером – как по качеству и количеству полученных знаний, так и по сумме накопленного за многие годы деятельности уникального опыта. Его имя внесено в список лучших выпускников строительного училища Главного управления путей сообщения и публичных зданий. А это был лучший столичный строительный вуз Российской империи. Проекты Андрея Михайловича отличали полная инженерная завершенность, основательность. А если уж говорить о технологичности, для того времени это были весьма передовые решения. Многие архитекторы признают, что его проекты были революционными. Именно поэтому до сих пор практически все объекты, возведенные по его чертежам и под его руководством, продолжают определять облик города.

– Что из работ Андрея Михайловича стало особым «знаком времени»?

– Из культовых сооружений – храм Вознесения Господня Вознесенско-Благовещенского прихода. Кроме того, Андрей Михайлович проектировал здания спичечной фабрики Дунаева, чугунолитейного и механического заводов, табачной фабрики. Под его руководством велась реконструкция Демидовского лицея и Мариинской гимназии в Ярославле. Спичечную фабрику Дунаева, расположенную на перекрестке улиц Рыбинская и Городской вал, можно видеть до сих пор – правда, это только каменная часть здания. Еще большее количество строений возведено и восстановлено в Ярославской губернии – к примеру, Ростовский кремль и здания нефтеперерабатывающего завода в Константиновском. То есть я бы говорила скорее о том, что деятельность Андрея Михайловича определила облик всей Ярославской губернии. Хотелось бы заметить, что за фигурой Достоевского-инженера и Достоевского-архитектора нужно не забыть еще об одной его ипостаси – Достоевского-реставратора. В этом смысле он стал, наверное, первым в Ярославле человеком – хранителем исторических ценностей.

– В ситуации, когда только отменено крепостное право, а население России состоит преимущественно из крестьян, стать передовым строителем сложно еще и потому, что нужно найти хороших исполнителей. Можно начертить великолепный проект, но где взять людей, которые сумели бы воплотить этот проект в жизнь?

– Ярославская губерния в этом смысле не была таким уж «медвежьим углом»: все-таки близость к двум столицам, хорошо развитые транспортные пути, высокая мобильность населения и неплохой образовательный уровень сделали свое дело. Но здесь нужно понимать, что у Андрея Михайловича была важная черта – он был пунктуален не только в своей основной деятельности, но и в отношениях с людьми. В частности, нет ни одного свидетельства о допущенных им нарушениях в расчетах со строителями – как в сроках, так и в суммах. А русские люди всегда правильно реагируют на хорошее к себе отношение. Так вот под руководством Андрея Михайловича на строительных площадках возникала творческая и деловая атмосфера. Он был наделен и определенным педагогическим талантом.

– Андрей Михайлович закончил жизнь действительным статским советником – это второй титул по российской табели о рангах. При этом в столице он прожил только последний год жизни, уже будучи в отставке. Почему при столь блестящих исходных данных он всю свою деятельность связал с провинциальными городами?

– Это довольно печальная и хорошо известная история. В 1849 году, когда в России набирали силу различные освободительные движения, был арестован старший брат Андрея Михайловича – Федор Михайлович, будущий великий писатель. Российское охранное ведомство уже тогда руководствовалось принципом: лучше привлечь десяток человек, чтобы среди них потом отыскать виновного, чем хоть кого-нибудь оставить на свободе. Поэтому Андрей Михайлович тоже оказался под стражей – на девять дней. Потом правоохранители разобрались в ситуации и выпустили его на свободу без всяких последствий. Более того, сам граф Петр Клейнмихель, руководивший тогда всей строительной отраслью России, гарантировал Андрею Михайловичу продолжение карьеры. Но в нашей стране были ведомства посильнее строительных. Поэтому Андрею Михайловичу было негласно запрещено жить в обеих столицах. Эта история, впрочем, позволяет посмотреть на жизнь Андрея Михайловича и под другим углом: он стал первым – и одним из наиболее точных – биографом жизни и творчества своего брата Федора Михайловича.

Трудно быть Лениным

– Нельзя обойти вниманием и вторую ветвь вашего генеалогического древа – Лениных. Прежде всего – откуда эта фамилия?

– Наш предок под фамилией Иван Посник помогал в освоении Сибири. В том числе и в освоении бассейна реки Лены, после чего этой семьей и была взята соответствующая фамилия – Ленин.

– И как эта фамилия досталась Владимиру Ульянову?

– В самом начале двадцатого века в Санкт-Петербурге при Публичной библиотеке собиралось Вольное экономическое общество, в которое наряду с молодым Владимиром Ульяновым входил и будущий товарищ министра сельского хозяйства Российской империи Сергей Ленин, однокашник Столыпина и дедушка моего мужа. Сергей Николаевич высоко ценил глубокие аналитические способности товарища по обществу и его кругозор. Когда у Владимира Ильича возникла необходимость эмигрировать – а под своей фамилией он сделать этого уже не мог, Сергей Николаевич помог ему с документами. Сестра Сергея Николаевича – Ольга – преподавала вместе с Надеждой Крупской в школе рабочей молодежи. Крупская попросила подыскать ее мужу какой-нибудь паспорт, «не вызывающий вопросов», и Сергей Николаевич не нашел ничего более оптимального, чем позаимствовать этот документ у своего уже тяжело больного и фактически обреченного отца. Действовал он при этом из чувства дворянской солидарности и в целях сохранения блестящего аналитического ума для служения России. Нужно отметить, что тогда в заграничных российских паспортах не вклеивались фотографии – документы были описательными. «Коренастый, лысеющий, кареглазый, невысокого роста, шатен» – все это идеально соответствовало образу Ульянова. Осталось только переписать дату рождения – и будущий вождь русской революции без проблем пересек границу. Если внимательно проанализировать автографы его работ начала века, написанные в эмиграции, то видно, что подписаны они сложным псевдонимом Владимир Ульянов – Н. Ленин. Что подтверждает истинность этой истории.

– Какова дальнейшая судьба этого паспорта и самого Сергея Николаевича?

– После смерти отца Сергея Николаевича паспорт просили вернуть, но, насколько я знаю, не вернули. А Сергей Николаевич дослужился, как я уже сказала, до помощника министра сельского хозяйства, в начале Первой мировой войны был главным интендантом Генерального штаба, но в этой должности проработал недолго. После революции в Санкт-Петербурге начался голод, и Сергей Николаевич вернулся в Красное вместе с семьей – а у него было шесть детей. Самому маленькому – моему будущему свекру – исполнилось тогда всего четыре года. Там семья жила крестьянской жизнью, работали ради собственного пропитания... Но Сергей Николаевич снова оказался в гуще событий – одному из уполномоченных по продразверстке он указал, что хлеб, если он отнимается у крестьян, нужно отправлять по назначению, а не устраивать собственную станцию самогоноварения. Тот затаился, а когда началось восстание «зеленых», примкнул к ним и первым делом отправился арестовывать деда моего мужа. Тот никуда бежать и не собирался: он уже получил приглашение Александра Цурюпы войти в новое правительство в качестве консультанта министра сельского хозяйства. Но бандитам не хотелось сохранять интеллектуальные ресурсы страны. Их не остановили ни фамилия Ленин, ни документ одного из руководителей партии большевиков. Сергея Николаевича арестовали. А когда выяснилось, что он не может идти за телегой, его просто расстреляли. А потом сутки не позволяли родственникам забрать тело с места расправы.

– Фамилия Ленин в СССР должна была давать какие-то преференции?

– Скорее она была серьезным обременением. Мой свекор Сергей Сергеевич работал в закрытых учреждениях и одновременно руководил кафедрой физики и математики в вузе одного из закрытых городов. Был дважды выдвинут на Ленинскую премию – за две совершенно разные работы. Но всякий раз конкурсная комиссия вставала перед совершенно нерешаемой задачей: Ленину – Ленинскую премию? Да и мой супруг Андрей Сергеевич, кандидат физико-математических наук, довольно долго не мог найти работу по специальности. После перестройки отделы кадров к звонкам Андрея Сергеевича относились как к розыгрышам. С огромным трудом ему удалось устроиться в ГОИ – государственный оптический институт…

– Почему Россия именно таким образом относится к лучшим своим умам?

– Я бы не хотела повторять эту довольно страшную поговорку: не твори добра – не получишь зла. Лучше вспомню другую: делай что должно, и будь что будет. Это было лозунгом всех конструктивных сил России – я имею в виду не только дворян. Хочется надеяться, что мы все забудем первую поговорку и научимся жить по второй.
Автор: Анатолий Кононец

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Знамена и мундиры старого Ярославля Из истории  Знамена и мундиры старого Ярославля 26.02.2015 В дни, когда принято поздравлять защитников Отечества, мы часто вспоминаем о военных подвигах наших земляков. Однако и в мирное время бравые военные всегда оставались заметными героями ярославской истории. К примеру, на рубеже XIX – XX столетий солдаты и офицеры составляли седьмую часть мужского населения губернского Ярославля. Из истории  Купцам стало тесно 21.10.2009 Трудно с уверенностью сказать, что именно послужило прототипом столь распространенных в современном Ярославле торговых центров – солидная купеческая лавка или пестрый лоток коробейника. Однако первый торговый центр нашего города можно назвать, не боясь ошибиться. Появившись на свет в начале ХIХ столетия, он здравствует и поныне, сохранив колорит и стиль того времени, когда торговцев величали уважительно гостями, а торговые ряды – Гостиным двором.Предприимчивостью наши земляки славились во все времена. Качество ярославского товара вкупе с ярославской сметкой и расторопностью привлекало в наш город и ближайших соседей, и столичных купцов, и европейских негоциантов. Не удивительно, что городским властям, стремившимся достойно встретить гостей, приходилось немало заботиться об облике торговых точек города. Еще при Екатерине Великой на смену запутанным лабиринтам торговых палаток, навесов и шалашей пришли степенные ряды каменных купеческих лавок. В 1780­х годах по линиям нынешних улиц Депутатской, Нахимсона и Кирова выросли типовые двухэтажные здания, плотно примыкавшие друг к другу. Нижние этажи использовались для торговли, а в помещениях наверху проживал купец со своим семейством. Как выглядели ярославские торговые ряды, представить нетрудно. Несмотря на то что большая часть комплекса была перестроена, на улице Нахимсона, возле кондитерской фабрики, сохранился нетронутый временем осколок XVIII века – дом №16 с открытой аркадой и трогательным старомодным декором.
Реклама.

Вы можете разместить вашу рекламу на сайте или в газете.
Подробнее.

Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: