20:03 Четверг, 22 Апреля 2021
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Трамвай "пятерочка"

4 Декабря 2019
Здесь редко бывают туристы, здесь иногда кажется, что ты вернулся в прошлое лет на пятьдесят, но многие местные жители ни на какой другой район свою «пятерку» не променяют.
Пятерка – неофициальное название части Ленинского района в треугольнике между железной дорогой на Вологду, улицей Угличской и проспектом Октября. Название было дано самими жителями по номеру трамвайного маршрута, который в 60-годы прошлого века стал здесь первым общественным транспортом. Трамвай № 5 ходил всего 10 лет, потом появились другие маршруты. И только в 2007 году «пятерка» снова стала ходить в этот район, но уже не из центра, а из Брагина.

В начале XX века на территории современного жилого района «пятерка» находились две деревни: Мордвиново, поначалу принадлежавшая помещику Мордвину Григорьеву сыну Купреянову, и Чебоксарово, известная с середины XVI века под названием Волово Ложнице (с вариантом Воловожище) как владение помещика Третьяка Иванова сына Огородникова. Деревня Мордвиново располагалась на месте стадиона «Торпедо» и вошла в черту города в 1940 году, а Чебоксарово – в 1944 году. Кстати, улица Мордвиновка как напоминание о том давнем прошлом существовала еще в 1960-х годах в районе ближней «пятерки».

Территория начала развиваться как городская с начала строительства за чертой города завода Акционерного общества воздухоплавания Лебедева в 1916 году (впоследствии Ярославского автомобильного завода, а с 1959 года Ярославского моторного завода).

В 1934 году в районе нынешней улицы Щапова, там, где сейчас находится 36-я школа, возник Фибролитовый поселок из 15 домов. Назывался он так потому, что 3-этажные дома и бараки в нем были построены из фибролита – недорогого материала, изготавливавшегося на основе спрессованной древесной стружки. Несмотря на временный характер, «фибролитка» прожила целых 30 лет, последний дом сгорел лишь в 1970-х годах. Капитальное строительство на «пятерке» началось уже в послевоенные годы. Тогда немецкие военнопленные возводили здесь аккуратные двухэтажные дома. В послевоенном Ярославле немцев было около 3 тысяч. Работали они на совесть, стимулом был и дополнительный паек за перевыполнение нормы, и возможность скорее быть репатриированными на родину. До сих пор эти дома называют «немецкими».

Ярким памятником архитектуры Ярославля 50-х годов стал ДК «Строитель» на улице Кудрявцева (тогда это Большая Даниловская). Раньше его парадный фасад украшала, кроме фигур строителей в нишах, еще и скульптурная композиция под названием «Народ, культура и оплот». Это не помешало трудящимся окрестить здание «курятником».

В 1960-х годах «пятерка» стала районом «хрущевок». Тогда же здесь появился Дворец спорта, в 1970-е был выстроен знаменитый бассейн «Лазурный», а также второй в городе широкоформатный кинотеатр «Волга». Кинотеатр закрыли в апреле 2008 года, здание передали «Ассамблее народов России», затем его сломали, и сейчас на этом месте жилые дома.

На территории «пятерки» немного достопримечательностей, но всем ярославцам известен Музей боевой славы, неподалеку находятся мемориальное Воинское кладбище и одно из старейших в городе кладбищ – Леонтьевское. А еще на «пятерке» есть школа № 9, которой в 2013 году присвоили имя Ивана Ткаченко. Эту школу окончили 10 хоккеистов погибшей команды «Локомотив».
Автор: Елена Павлова

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Свежий номер Ярославль глазами маркиза Из истории  Ярославль глазами маркиза 25.04.2018 Записки путешественников, что в наши дни чаще называют «трэвел­блогами», – изобретение не новое. В XIX веке одним из самых известных «блогеров» оказался не кто­нибудь, а маркиз Астольф де Кюстин, вознамерившийся дать беспристрастную и всеобъемлющую характеристику Российской империи в эпоху Николая I. В книге «Россия в 1839 году» он посвящает Ярославлю главу, представляя его как город контрастов, откуда рукой подать и до европейских столиц, и до темного Средневековья. Свежий номер Июль 1918 года на карте Ярославля Из истории  Июль 1918 года на карте Ярославля 04.07.2018 Ровно 100 лет назад, в начале июля 1918 года, в Ярославле произошло восстание. Началось оно в ночь с 5 на 6 июля, а 21 июля было подавлено. В советские годы его называли белогвардейским мятежом, в годы перестройки – ярославским восстанием. До сих пор у историков нет однозначной оценки того, что случилось в Ярославле. Каковы масштабы выступления, могло ли быть ярославское восстание реваншем большевистской революции 1917 года? Почему проиграли? Сегодня мы предлагаем нашим читателям небольшой отрывок из воспоминаний Александра Перхурова, который стоял во главе мятежа и написал «Исповедь приговоренного» уже в тюремной камере. Железное кольцо сжимало город Примерно с 1 июля в Ярославль стали прибывать члены московской организации. Прибыло до 4 июля не более десяти человек. Положение их было тяжелое. Квартир для них не было приготовлено, и им приходилось ночевать в канавах за городом и на берегу Волги, рискуя быть задержанными милицией или патрулями. В ночь с 4 на 5 июля я назначил выступление. Прибыть на сборный пункт участники должны были к 2 часам ночи. К этому же времени туда должен был прибыть и броневой дивизион. Однако когда я пришел на сборный пункт и зашел в дежурную комнату артиллерийского склада, то узнал, что дивизион не прибыл и о причинах задержки никому не известно. Бывшие в дежурной комнате человек 10 – 12 были очень взволнованы и заявили, что дело, очевидно, проиграно, так как среди кладбища пускают сигнальные ракеты, из чего они заключают о продвижении войск, которые нас окружают. Сколько собралось людей па кладбище, они не знают. Послав двух человек на разведку по направлению, где были замечены ракеты, и двух человек для счета собравшихся, мы стали ждать результатов и прибытия броневика. Время шло... Начало светать. О броневике ничего не было слышно, донесений не прибывало. Уже совсем рассвело, когда пришли с докладом, что собралось всего 70 человек. Это было меньше, чем можно было предположить даже при самых худших условиях. Штаб – в гимназии С утра 7 июля бои разгорелись с большей силой, так как за ночь к советским войскам подошли подкрепления и с тех пор прибывали безостановочно. Железное кольцо охватывало Ярославль все крепче и крепче. Против двух легких орудий в Ярославле с количеством снарядов не более 180 штук на каждое орудие – всего запаса, которым мы могли располагать, – и около 300 трехдюймовых шрапнелей и гранат быстро выдвигались новые и новые батареи, преимущественно крупных калибров до шестидюймовых включительно. Условия для действия артиллерии с обеих сторон были совершенно различны: насколько удобно было стрелять советской артиллерии из поля в город, настолько же трудно было стрелять из города в поле. По моему подсчету против Ярославля работало в конце концов не меньше десяти батарей. От обстрела этими батареями в городе начались пожары, которые с каждым днем все усиливались. Положение обороняющихся в горящих кварталах города было крайне затруднительно… Уже на третий день, т. е. 8 июля, было ясно, что штабу оставаться в здании гимназии невозможно. В здание стали залетать не только пули, но и снаряды. Были случаи ранений внутри здания, не говоря уже о таких же случаях при входе в штаб. На четвертый день к вечеру штаб перешел в помещение Государственного банка. Здесь явились ко мне два француза в форме французских офицеров-летчиков и заявили, что они прибыли в Ярославль в качестве квартирьеров для тех французских войск, которые должны высаживаться в Архангельске. Крестьяне поддержали Между тем из волостей стали прибывать крестьяне через заволжский участок (Тверицы), положение которого в эти дни было более легкое и допускало проход через линию осаждающих с севера. Крестьяне, по слухам, объявили добровольную мобилизацию, захватывающую и молодые, и старые возрасты, насколько помнится, от 21 года до 50 лет. Часть мобилизовавшихся крестьян ушла для занятия пунктов вниз и вверх по Волге от Ярославля, чтобы не пропускать подхода пароходов к городу, другая же часть пришла в Ярославль и поступила на усиление и расширение заволжского участка. На станции Урочь или Филино своими средствами был устроен импровизированный броневой поезд, который очень облегчал положение участков на обоих берегах Волги и способствовал удержанию моста через Волгу. Но через несколько дней положение ухудшилось. Среди крестьян, занимавших заволжский участок, кто-то пустил провокационный слух, что красные жгут деревни. В результате крестьяне без всякого предупреждения снялись ночью с позиции и разошлись по домам, чтобы спасать свое имущество. Позднее я получил известие, что крестьяне, убедившись в целости своих деревень, вновь собрались в отряды, но пробиться в Ярославль не могли. Утраченные памятники, переименованные улицы Ярославская топонимика сохранила память об июльских событиях 1918 года, правда, только о победившей стороне. За 16 дней восстания в городе была сожжена и разрушена треть всех зданий и храмов. 40 тысяч человек остались без крова. Улицы Бабича, Закгейма, Нахимсона… В первый день восстания на квартирах захвачены врасплох и убиты комиссар Ярославского военного округа Давид Закгейм и председатель исполкома городского совета Семен  Михайлович Нахимсон (1885–1918). Имя Давида Соломоновича Закгейма (1895–1918) было присвоено улице в Красноперекопском районе в 1927 году. Руководителем Ярославского губернского военно-революционного комитета в дни восстания стал Кирилл Ефимович Бабич (1894–1976). Его имя в 1977 году получила улица в Дзержинском районе в связи с 60-летием Октябрьской революции и накануне 60-летия подавления ярославского мятежа. А вот улица Нахимсона получила свое название только в 1984 году, когда был переименован небольшой участок Большой Октябрьской улицы между Богоявленской и Советской площадями. До 1918 года эта улица называлась Большой Рождественской, Рождественской, Малой Рождественской, и на карте города она появилась по регулярному плану 1778 года, тому самому, который по достоинству оценен ЮНЕСКО. Главные пункты восстания на карте города Сотня офицеров во главе с полковником Александром Перхуровым начала восстание с захвата склада оружия недалеко от Леонтьевского кладбища. Перхуровцы установили контроль над центром Ярославля и его заволжской частью – Тверицами. Особенно ожесточенные бои велись за железнодорожный мост через Волгу. Штаб восстания находился в гимназии Корсунской, многим поколениям ярославцев это здание известно как глав- почтамт на Богоявленской площади. Опорным пунктом красных стала Ярославская Большая мануфактура, ныне комбинат «Красный Перекоп». Артиллерия красных вела обстрел центральной части города с Туговой горы, а также из района станции Всполье, сегодня это Ярославль-Главный. Сначала в память погибших красноармейцев и советских работников был установлен деревянный памятник, а затем на его месте к 40-летию кровавых событий в 1958 году сооружен памятник жертвам белогвардейского мятежа. Архитекторы К.А. Козлова и М.Ф. Егоренков выбрали вариант стелы из черного камня.

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама