17:48
воскресенье,
26 мая 2024 г.
18.84
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
27 февраля 2023

Олег Непоспехов: Что делает ярославца ярославцем

«Знакомьтесь, ярославцы» - так называется проект «Городских новостей». Мы знакомимся с интересными, активными жителями нашего города. Но кто такие сами ярославцы? Какие они? Что делает ярославцев ярославцами? Об этом – разговор с новым героем нашего проекта, заведующим выставочного зала имени Николая Нужина, историком Олегом Непоспеховым.
1 / 7
– Олег, расскажите, что сейчас проходит в выставочном зале имени Николая Нужина.

– У нас проходит первая городская выставка-конкурс искусств и ремесел «Аллея мастеров». Это очень пестрая, разноплановая и нарядная выставка, мы приурочили ее открытие к Масленой недели. Каждый ярославец, начиная с 16 лет, получил возможность представить плоды своего творчества на выставочную комиссию. Среди мастеров-любителей проходит конкурс, жюри может присудить призовые места, есть приз зрительских симпатий. В программе выставки лекции и мастер-классы.

– Каким темам посвящены лекции?

– В лектории «Районы – кварталы», который стартовал в 2020 году, восемь тем. Лекторий приурочили к 25-летию Выставочного зала. В первом сезоне была идея показать все наши ключевые характеристики. Рассказать о нас, горожанах, о загадочном Кремле, о главной улице города.

Травма города, которая влечет горожан, - это Ярославское восстание 1918 года. Чувствуется мотив некоей гордости за эти события, несмотря на различие оценок. Я сужу по бытовому уровню – у всех загораются глаза, когда слышат «восстание», «мятеж» - даже далеких от истории, культуры людей это все будоражит. По сути, эта лекция не про восстание. Она называется «Как Ярославль восстал из пепла. Почему город выжил после 75 тысяч артиллерийских ранений». И, конечно, неизбежен разговор, как город в пепел обратился. Но это только треть лекции. Остальное – разговор о традициях реставрационной школы, как в сложных условиях люди сохраняли культуру, древности. Но малейшее прикосновение к ярославскому восстанию делает любую тему очень популярной – вспомним, к примеру, замечательную выставку Ярославского музея-заповедника к столетию событий. В свое время в городе даже была экскурсия по его местам. Наша Стрелка – это самый главный след восстания – ее пустоты, образовавшиеся в застройке. Уверен, что где-то еще есть неразорвавшиеся снаряды. Сразу после восстания, когда город еще был незажившей раной, очень известные ярославские деятели культуры разработали экскурсионный маршрут. Сохранился текст той экскурсии. И ничто не мешает ее сегодня возродить. У меня была идея в рамках своих частных занятий такие экскурсии водить. Но подумал, что не смогу из-за политического контекста и трагической интонации. У меня есть твердая позиция по всем вопросам, но не хочется судить этих людей. Они действовали в своих обстоятельствах. Поглядывать на них свысока, зная то, что мы сейчас знаем, было бы неправильно. Восстание оставило большой след в сердцах людей, даже тех, кто никакого отношения к нему не имеет. Современные жители Ярославля зачастую далеко не столбовые ярославцы в каком-нибудь поколении, а приехавшие. Но это часть того, что делает ярославца ярославцем.

– В чем это выражается?

– Случайно заходит разговор: «А что это было в 1918 году?». Все знают, что был такой военный эпизод. Люди понимают, что улицы центра города, красивые и уютные, были ареной кровопролитных боев. Это не укладывается в голове, шокирует. Когда образ полковника Перхурова на афише, это как магнит. Вчера была лекция на эту тему, ее выбрали люди. Было предложено семь тем для начала нового сезона лектория, и победили не «ярославцы-красавцы», а именно Ярославское восстание. Это голосование в ВК вполне репрезентативное.

– Люди сознательно приходят послушать о событиях более чем столетней давности?

– Да.

– Звучат неожиданные для вас вопросы?

– Говорили об улицах, которые до сих пор названы именами людей с неоднозначной исторической оценкой, участвовавших в том числе и в подавлении восстания. Цифра в 75 тысяч снарядов взята из воспоминаний большевистского деятеля Александра Громова, чье имя носит улица в Дзержинском районе города. Были вопросы, почему мы до сих пор храним эти имена. Мне сложно ответить. Я знаю, что в Ярославле были попытки дискуссий в начале 90-х годов, но они не привели к переименованиям. Это, кстати, тоже интересная тема.

– Может, просто слишком много всего надо поменять?

– Да, это одна из самых популярных точек зрения на это. Я полагаю, и другие причины тоже есть. Часто об этом спрашивают гости нашего города. К нам, как правило, приезжают москвичи или петербуржцы, и у них-то всё не так. В Москве Таганка, Арбат вернулись, улица Горького вновь стала Тверской. У нас – нет. И гостям интересно, почему. Я не могу ответить на этот вопрос.

– У нас получается, что среди улиц с революционным названием одна Богоявленская площадь.

– Да, и то это не историческое название. Исторически площадь Рождественская, но на том месте, где была церковь, давшая то название, сейчас памятник Ярославу Мудрому. То есть нельзя ее снова назвать Рождественской. Это, мне кажется, тоже одна из причин, по которой не случилось переименования, – исчезли те реалии, которые обозначали старые названия. За окнами выставочного зала проходит улица, которая когда-то называлась Власьевской, но уже нет церкви Святого Власия. Другое ее название – Угличская, но сейчас у нас есть улица Угличская в другом районе.

А из неожиданных вопросов… Я сам никогда об этом не думал, но вчера спросили, не считаю ли я, что обращение города в пепел в результате восстания, послужил его возрождению на более высоком уровне, Ярославль стал более красивым? Я сразу вспомнил параллель с Москвой. Была знаменитая публикация в газете «Правда» в 1918 году. Писали, что в 1812 году вообще Москву сожгли, что в 1918-м Ярославль тоже не пощадили, но было за что сражаться, по мнению автора статьи. Конечно, в пожаре были понесены невосполнимые утраты. Но я никогда не думал, что было и нечто позитивное. Действительно, в Ярославле потом появился Бутусовский поселок, который стал памятником лучших достижений своего времени – дома со всеми удобствами, город-сад. После тех событий к Ярославлю все равно было особенное внимание. Здесь не стали уничтожать исторический центр, как делали во многих старых городах. Связано это с восстанием или нет, интересный вопрос. Я на лекции в двух словах ответил, а думать продолжаю.

Возникает еще параллель с Рыбинским водохранилищем. Тоже дискуссионный момент – стоило ли столько жизней менять в нелучшую сторону. И стоило ли в таких нечеловеческих условиях все это строить. Это тоже травма Ярославской земли. И в то же время это уникальный опыт создания огромного водохранилища, научно-исследовательского института, который занимается им
– Институт внутренних вод. Это и возможность побывать на море, не выезжая из области. Работая с людьми, я понимаю, что простых ответов не существует.

– Вы уже упоминали, что кроме работы в выставочном зале водите туристов. Это в основном иногородние. А есть ярославцы, которые приходят на экскурсии?

– Да. Эта деятельность делится на две части. Одна, коммерческая, – это работа с иногородними. А вторая часть – работа с горожанами, которой я недавно стал заниматься. Как возникла потребность такой работы? Я очень устал от экскурсий, они мне даже надоели. И искал новые источники вдохновения. Я стал задумываться о местах в городе, куда неочевидно можно пойти. И мне нужен был стимул, чтобы изучить все наши закоулки и подворотни. Стимул, как ни странно, явился в виде проектов, которыми мы тут занимались. Это выставка, посвященная одному году, – «15 лет две тысячи седьмой».

 – А чем был замечателен 2007-й?

– 2007 год как символ расцвета субкультур. Я думал о своих ровесниках, когда это делал. Мне хотелось создать проект, который привлечет в зал новую аудиторию. Я отрабатывал и вопрос, что было интересного в Ярославле в 2007 году, читал газету «Городские новости», выбрал десятка полтора событий, читал лекцию. А после демонтажа захотелось сохранить память об этой выставке. Понимаете, выставка – это нечто временное, проходящее, забывающееся. А трудов-то сколько положено, и их всегда очень жалко. Может, у кого-то в подсознании что-то и осталось, но этого мало. Мне кажется, очень хорошая музейная практика издания выставочных каталогов. Человек может приобрести каталог, и в нем отражено все содержание выставки. Но для этого требуются ресурсы. Мне повезло, что сложилась команда, с которой мы смогли сделать этот каталог. Это дизайнер Павел Зарослов, дизайнер Ольга Волкова, она сверстала и подготовила к печати каталог. И мы запустили краудфандинговый сбор средств. Эта практика в Ярославле не очень большое распространение получила. Дело шло довольно трудно, ведь люди не привыкли к такому сбору. И я понял, что в поддержку краудфандинга надо проводить экскурсии именно для горожан, показывать им город. Какие-то темы рождались буквально за полчаса. Например, экскурсия «Ворота в лето» – мы обошли несколько кварталов центра, искали там арки, ворота. Арка как архитектурная форма вообще тема благодатная, говорили об этом на протяжении полутора часов. А сбор средств от экскурсии как раз перечислялся на издание каталога. Так и у меня получилось найти мотивацию для работы, и издать каталог.

Сейчас параллельно я работаю еще над двумя каталогами. Один из них – это выставка Павла Зарослова, которая здесь была в 2021 году, главным образом, это была выставка его авторских афиш. У афиши та же проблема – она живет один день. А оказалось, их можно все собрать и увидеть большой путь, историю досуга жителей Ярославля, в какие клубы они ходили, где веселились. Но это даже второй вопрос. Для меня главное – имена на афишах. В городе было такое явление, как открытый микрофон. Прошло 189 таких микрофонов, почти каждую неделю. Это поэтические и не только поэтические вечера. Поэты, музыканты, стендаперы могли подать заявку на выступление. На афишах были сотни имен и фамилий. Мне было интересно, а как это все можно сохранить. Мы сейчас тоже продвигаем сбор на этот каталог. Конечно, не можем опубликовать все афиши. И мы избрали другой путь – просто выбрали оттуда все фамилии. Тут мне пригодилось, что я тогда был учителем, мой одиннадцатый класс тогда пришел на выставку, списал все фамилии, я их потом редактировал, упорядочивал, исправлял ошибки. 257 исполнителей в этом каталоге будет упомянуто.

– Деньги на каталог тоже собираете экскурсиями?

– Была одна экскурсия. Но сейчас для них не совсем сезон. Но сбор до 25 апреля, так что, надеюсь, еще парочку маршрутов проведем.

– Ярославцы неплохо знают город, ходят по его улицам туда-сюда. Возникает вопрос: а чего они тут еще не видели и не знают?

– Это определенный угол зрения, который дает человеку круг интересов. Меня, например, интересуют особенности нашей природы. Я не биолог и при всем желании не смогу заняться биологией. Если бы кто-то взялся организовать экскурсию по ярославским растениям, с удовольствием бы ее послушал. Березы, тополя. С липами у нас не так все просто. Это было бы безумно интересно. Я думаю, у людей есть такой запрос, просто они занимались важными жизненными делами, им было не до истории, не до хождения в библиотеки. И я могу им эту возможность предоставить.

Я очень удивляюсь, что интересующиеся люди есть, им радуюсь, благодарен. Мы всегда недооцениваем наш город. У нас есть обзорные, базовые маршруты. Но нет, допустим, экскурсий по одной улице. Если, например, приехать в прекрасный город Санкт-Петербург, там есть экскурсии на три часа, и за них проходишь буквально пару кварталов. Там настолько насыщенная история, что в одном подъезде живет академик, а до него жило еще столько людей. Думаю, у нас в городе то же самое, просто мы отчасти не доросли до этого. А приезжим это, может быть, не будет интересно. А нам самим надо в этом направлении работать.

Смотрите полную видеозапись интервью
Автор: Ольга Скробина
Фото - из архива Олега Непоспехова

Комментарии

Другие новости раздела «Знакомьтесь, Ярославцы»

Читать